shuldickov2013

Categories:

Один день и ночь рядового Денисова

Один день рядового Ивана Денисова

по запросу блогера pvn123

Время действия: прошлый век, время развитого застоя и неукоснительного строительства коммунизма, ноябрь года 1978 

Место происшествия: Амурская область, город Свободный (бывший Цесаревич), станция Ледяная, КДВО, где-то в глухой тайге - 33 площадка, бывшая ракетная точка, в/ч 31478, Инженерные войска,  3-я Мостостроительная рота (Непромокаемая), 1 взвод, 1 отделение фашиноукладчиков. 

Население: комчасти - майор Маковский - алкоголик, лет этак, между 45 и  55, подполковником никогда не станет, но, в общем не плохой мужик, но очень раздражен, когда трезвый, но это редко.  

 100 кадетов (офицеры - пьяницы и алкоголики очень не все и прапорщики - некоторые не воруют - нет возможности), 300 с лишним срочников (три роты по сто пряжек), воинов различного года службы.

Состав военных: все республики СССР, большинство кавказцы и азиаты, есть немцы из Казахстана. Один еврей, из ЕАО, Голубчик (фамилия) хлеборез (кто бы сомневался).

Главный (терпила) персонаж (доноса) рассказа рядовой Иван Денисов, из города-героя Москвы, как и ещё 20 неудачников-разгильдяев, срок службы на момент времени - 64 дня и ночи, размер обуви - 41, цель прибытия - отдание (последнего) почетного долга Родине и лично маршалу Гречко.

Статус: торчок, дух бесплотный, зеленка, салага. 

                             ***

Альтернативная Присяга

принимается после отбоя, дедами и фазанами, после принятия основной (Я, ФИО, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил, клянусь - бла, бла, бла и так далее), по прибытии в роту для прохождения дальнейшей службы

Я салага, бритый гусь,

я торжественно клянусь,

сахар, масло не рубать,

а дедам всё отдавать!

                       ***

Этот день задался с самого утра, после подъема рядового Денисова и ещё пятерых, таких же, как он "торчков"  оставили наводить до завтрака порядок в расположении роты - заправлять койки, оставленные "фазанами" (один год службы) и "дедами" (полтора года службы), выравнивать по нитке кровати, тумбочки и табуретки, натирать "машкой" (тяжелая колода на толстой палке) полы мастикой (их всю ночь натирали дневальные, но мастики много не бывает) и мыть "очко"  в сортире. Вообще-то "очков" было четыре, но три не функционировали, не известно, по какой причине. 

И вот это оставление в расположении, было удачей, потому, что остальных "духов бесплотных", количеством 7 носов, отправили убирать территорию - чистить от снега дорогу от КПП к Штабу, к прибытию кадетов на автобусе и комчасти на персональном УаЗике, из офицерского городка.  

Вообще-то, по Уставу, это время предназначено для физкультуры и приведения себя в порядок после сна - чистка зубов, умывание ледяной водой (другой не поступало) бритьё (скобление щек тупой бритвой), 

но этим спокойно и не торопясь занимались "деды" и "фазаны", а "торчки" и "молодые" (прослужившие полгода) это успевали сделать минут за пять до общего построения на (утреннюю пайку) завтрак. 

Да и то сказать, какой там сон, если многие салаги, можно сказать и не ложились, а отбились за полчаса до подъема.

Да и как тут ляжешь в койку, если торчков и молодых всего-то человек пятнадцать, а старослужащих в роте все восемьдесят и всем надо угодить быстро и качественно. 

А дел ночью много у салаг - подшить подворотничек дедушкам, надраить сапоги, х/бушку простирнуть и высушить к подъему, если дедушка или фазан поставит такую боевую задачу, ну и ещё, что-нибудь, что придумают скучающие и не уставшие за день старослужащие.   

И физкультура (проводимая, впрочем очень редко) и уборка территории при минус сорок, занятие так себе и усугублялось  оно при том нехваткой шанцевого инструмента - лопат. 

Семь воинов получили три штыковых лопаты, из которых одна была со сломанной рукоятью и могла бы называться не БСЛ-110, а БСЛ-50. 

БСЛ-110 - большая саперная лопата, длиной 1м10 см.

Убирать рыхлый снег, заметим, штыковой лопатой, занятие не простое, но, безусловно легче, чем, примерно, подметание плаца ломом.

Остальным четырем воинам пришлось прибегнуть к солдатской смекалке и наломать веников из кустарника. Убирать надо было очень быстро, чтобы успеть до построения на завтрак, поэтому торчки замерзли и вспотели одновременно, но боевую задачу выполнили, за что старшина Стаценко объявил им благодарность.

А рядовой Денисов, в это время "шуршал и шустрил" в роте, в тепле(!), справился с уборкой и успел даже почистить зубы и побриться, за что и получил одобрительный удар пряжкой по жопе от дедушки-кавказца. Вытянувшись, как положено, по стойке смирно, он, по традиции, спросил у дедушки: "За что товарищ дедушка?", на что получил традиционный ответ: "За любовь к Родине салага!" и отправился на построение к завтраку.

И во время утренней пайки рядовому Денисову улыбнулась удача - рядом сидящий "фазан" отдал свой недоеденный, толстый кусок "белинского", с толстым слоем масла  (отнятого, т. е. отданного ранее салагами, см. Альтернативную Присягу) и дал допить переслащенный (двойная порция серого, не ровно наколотого, кускового сахара) чай из своей кружки, что было существенным дополнением к миске сечки с ломтем промерзшей «черняшки» (хлеборезка не отапливалась и хлеб промерзал насквозь) и пустому остывшему чаю.  

Следующая удача приключилась в сушилке, во время одевания утепленной формы одежды - ватный бушлат, ватные штаны и валенки. 

Рядовой Денисов быстро напялил ватные штаны, немного прожженые у костра, бушлат, не слишком дырявый и  смог оттолкнуть рядового Петрова (или не Петрова), выхватив у него из под носа пару валенок - высоких и, главное, с целой, не протертой до дыр, подошвой, не стоптанной и поэтому толстой.

 Гулять (валить лиственницы, обрубать сучья и перетаскивать бревна ) на морозе, в глубоком снегу по тайге и в дырявых валенках - удовольствие ниже среднего.  

Но сегодня, похоже, рядовой Денисов, замерзнет меньше обычного. 

Но настоящая удача вышла уже после завтрака, на построении, на распределении и постановке боевых задач. 

Комроты, старлей Рыжов, спросил у своей роты, кто умеет в кузнеца?  

Рядовой Денисов понял, что это его шанс и вызвался, сделав шаг вперед. Так батяня рядового Денисова, в 42-м,  выходил из строя, добровольцем, в разведку. 

Не сказать, что рядовой Денисов умел ковать, точней, рядовой Денисов вообще не умел ковать и все познания о кузнечном деле он черпал из сказки Гоголя "Ночь перед Рождеством", но кузница - это огонь, это тепло, это способ прожить в тепле до обеда. 

После обеда будет распределение по нарядам - на кухню или в караул, но это будет после обеда, а до - ещё надо прожить и не обморозиться опять. 

За неполный месяц в роте, рядовой Денисов успел несколько раз обморозить уши, нос и пальцы на руках и ногах. Отмороженные уши болели, оттопыривались, становились красными и большими.

 Любимым развлечением дедушек было щелкнуть по опухшему уху и, глядя на корчившегося торчка, глубокомысленно изречь из Устава: "Солдат/матрос, обязан стойко переносить тяготы и лишения воинской службы!"  

 Получив в помощники такого же бедолагу-торчка и выслушав боевую задачу склепать или отковать какую-то неведомую хрень (что толку вникать, если всё равно не сделаешь)  рядовой Денисов с рядовым, по фамилии, которая не имеет значения,   пошлепал в кузницу, которая находилась в авторемонтной мастерской.

Шли выполнять боевую задачу не спеша, с заходом в солдатскую чайную-лавку/магазинчик (не попались на глаза кадетам - а то бы выгнали), где купили банку сгущенки и полкило пряников (твердокаменных и облупленных), у помощника оказалось немного денег и это тоже была удача (дедушки не нашли и не отняли). 

Напарник предложил купить флакон "Жидкости для полоскания рта" для единовременного употребления в качестве веселящей, огненной воды, но рядовой Денисов категорически отмел эту сомнительную инициативу. Служба Родине - прежде всего! 

Прибыв в автороту и доложив помпотеху о цели прибытия, бойцы отправились в кузню. 

                          ***

"Киса, я хочу спросить вас, как художник художника - вы рисовать умеете?" - примерно так и прозвучал вопрос рядового Денисова своему напарнику - "Я тоже нет."

                               ***

Но отсутствие навыков и умений в кузнечном рукомесле не повод для уныния, пусть в уныние впадают неудачники, отправленные на общие работы в тайгу - валить лиственницы, откапывать из-под снега бутовый камень и греться у костра - пятьдесят минут работа/десять минут отдых.  

Следующие несколько часов прошли абсолютно волшебным образом - кое-как разведя огонь в горне и не пытаясь отковать чего-либо, рядовые бойцы Советской Армии отогрелись до седьмого пота, выкушали банку сгущенки с размоченными в кипятке пряниками и оставшееся до обеда время пребывавшими в сладостной дремоте.

В кузню никто не заходил! Ими никто не интересовался! До них никому не было дела! 

Это была свобода и настоящее счастье.

  Дополнительный бонус был в том, что комроты и сам не вспомнит, что они должны там наковать, но вспомнит, что у него есть два бойца, которые уже были в кузнице, а значит, в следующий раз, при постановке боевых задач, они попадут в кузницу уже автоматом и на законных основаниях. 

Кто был в кузне? Мы! Отправляйтесь и доделайте то, что не доделали в прошлый раз! Так точно! Есть!

Продремав до обеда в кузне, рядовые подтянулись ко времени в роту, напарник отделился от рядового Денисова и отправился по другим делам, теперь они встретятся только через сутки, чтобы опять провести в тепле  время до обеда. Если, конечно, что-то не изменится. 

Обед прошел штатно - рядовой Денисов, объединившись с каким-то торчком, налил в одну на двоих, алюминиевую миску (посуды иногда не хватало) что-то похожее на суп с перловкой, довольно теплый и много, так, как дедушки и фазаны ЭТО не кушали. Быстро схлебав суп, они налили себе нечто похожее на гречневую кашу с тушенкой. 

Каша, по плотности была похожа на суп, была с плохо промытой гречкой и в ней попадались сухожилия и волокна мяса. К этим блюдам, первому и второму, придавались два куска "черненко", довольно толстых, традиционно промороженных до инея. 

Отведав такого хлебушка рядовые весело попердывали и изумленно икали, прислушиваясь к бульканию в животе. 

Летом буханки черного цвели и плесневели. 

Но это было нормально, так кормили всегда. 

На десерт рядовой Денисов урвал кусок "белинского" средней толщины и разделив его с соседом схавал быстро с пресным компотом из облупленной железной кружки. 

Иногда, вместо компота наливали кисель, такой же жидкий и не сладкий.

 После обеда старшина зачитал приказ комроты о нарядах. 

Рядовой Денисов заступал в караул, что ему нравилось больше, чем наряд по кухне, с его беготней, мытьем полов, купанием в ваннах и котлах с грязной посудой, чисткой картошки и прочей морковки. 

Правда, в наряде по кухне, можно было рубануть жаренной картошки и тушенки, которая немного не дошла до общего котла, но это случалось не часто, а вот суета, беготня и чего там скрывать, тяжелая работа, после которой ног не чуешь - это всегда. Это отдай и не греши. 

                                ***

Альтернативный устав караульной службы: 

часовой, есть труп, завернутый в тулуп, проинструктированный до слёз и выставленный на мороз. 

                                  ***

А караул, а что караул, рядовой Денисов приспособился греться ночью в канализационном люке, на трубах с горячей водой - на Третьем Посту, в тайге, на охране складов НЗ (оружие, форма, питание, инструменты которыми будут обеспечены призванные из запаса солдаты при развертывании в/ч в бригаду, в случае начала военных действий). 

Тут главное что, тут главное, чтобы разводящий не понял, что ты просидел в люке всю смену, все два часа, вместо чтобы бродить в тяжелом тулупе по узкой тропике, между сугробами, с рожей обмотанной полотенцем, которое всё равно промерзает и на бровях и ресницах намерзает лед.

А для этого, чтобы разводящий не заподозрил, надо,  засевши в люке, полы тулупа раскидать по снегу, тогда и вылезать из люка будет легче и быстрей и на ощупь тулуп будет холодным. Но всё равно, осторожность и аккуратность надо соблюдать, а то один раз у рядового Денисова отстегнулись ножны штык-ножа и упали вглубь люка, между труб, в темноту и мокрую тесноту. 

А заметил это рядовой Денисов, только, когда сменился и отстегивал от автомата магазин и штык-нож у пулеулавителя. 

Отстегнул штык-нож, а ножен-то и нет! Где? Что? Как? 

Мгновенно вспотел рядовой Денисов, что на морозе минус сорок пять, немного не характерно. 

Впрочем, потом припомнил некий звук, звяканье железа, когда вылезал из люка. Тогда он не обратил внимания, а теперь понял, что это было.  Ну что делать - слазил в люк, отыскал ножны, всё обошлось. 

   Приспособился рядовой Денисов греться и на Втором Посту, на стройке, в огромном железном поддоне с песком, который необходимо было держать теплым, чтобы можно было размешать его с цементом и приготовить раствор для заливки фундамента под строительство ангаров для инженерной техники.

Дежурный воин из строительного взвода (усиленное питание, освобождение от нарядов по кухне и караула) всю ночь поддерживал огонь под поддоном, а в песке грелся часовой - такой симбиоз, смекалка и спайка  воинов советской армии.

Тут главное, опять же не впасть в глубокий сон, а то один воин закопался в песок и заснул намертво, а дежурный, который топил, ушел в роту и там остался.

А смена с разводящим не нашла часового и подняла тревогу - часовой с автоматом и шестью десятками патрон пропал! А это ЧП! А таких воинов по Амурской области бегает в количестве чуть меньшем, чем во всей нашей части и далеко не всех быстро могут отловить. Всю часть подняли по тревоге, выдали автоматы с тремя патронами и пошли солдатики по тайге, ночью, в мороз искать дезертира. Удовольствие ниже среднего. 

А он, часовой-то, выспался и удивленный, что его не меняют, вышел к людям, на дорогу. 

Картина маслом...

Побили его болезного, конечно немного, дедушки, но всё обошлось мирно - на губу не возили. Но припоминали на всяких комсомольских собраниях часто.

В этот раз рядовой Денисов приписан был на Первый Пост - охранять Знамя Части! Что тоже было не плохо - Знамя находилось в Штабе, значит тепло, ночью кадеты по штабу не шныряют, дежурный по части из офицеров, обычно спит в своей дежурке, рядом дремлет дежурный из рядовых, на подхвате. 

Короче ночь проходит спокойно.

А в этот раз, дежурным по части заступает старлей Лис, начальник медпункта. Этот вообще нарежется своим, дармовым спиртом и будет спать безвылазно, до утра.

А рядовой Денисов будет дремать, аки конь, стоя у прозрачного пластмассового саркофага со знаменем.

 И тут главное, чтобы задремав не упасть на саркофаг, ибо будет много грохота и может прибежать дежурный офицер.  

А один раз, рядовой Денисов задремал и ему приснилось, что его пришли менять разводящий и часовой. В спящем виде рядовой Денисов вышел на середину комнаты, поставил автомат к стене, расстегнул ремень, бросил на пол подсумок с магазинами и штык-нож и только тогда проснулся от грохота.

Некоторое время он стоял посередине комнаты и пытался понять, что происходит, а потом быстро нацепил на себя всю амуницию и встал к саркофагу со Знаменем.

Два часа рядовой Денисов постоит (подремлет) на Посту №1, два часа, будучи в бодрствующей смене,  будет зубрить "Устав постовой и караульной службы" и принимать пищу и два  часа отдыхать в комнате для отдыха для отдыхающей смены, не снимая подсумка с магазинами и штык-ножом.  И так целые сутки, с вечера до вечера. Это нормально, это возможно.

Вот так и прошел один день и ночь рядового Денисова. 

Таких дней, и похуже и получше, ещё много будет, служба только началась, рядовой Денисов успел побывать писарем в штабе, посыльным по особым поручениям (потому, что его можно было одного отпустить в город и он не нажрется и не попадет в комендатуру),  научился писать тушью и плакатным пером, а, когда не было перьев (скрали друзья по оружию) спичками обточенными и связанными нитками - "Воин - крепи воинскую дисциплину!" и "Учиться военному делу настоящим образом. В. И. Ленин.", участвовал в Спартакиаде - три дня дали на подготовку и тренировку, а всё лучше, чем на общие в тайге, мошку и гнус кормить. Мест не занял никаких, но уезжал в другую часть, а это полдня ехать туда, полдня обратно, там весь день дурака валять с такими же чудиками, а служба идет...  

Даже хлеборезом был один день, но бездарно проворонил эту должность, по причине неумения лавировать между дедами и торчками. За что заслужил неодобрительное осуждение рядового Голубчика - "Не способен ты к умственной работе рядовой Денисов". 

Ездил с комчасти, майором Маковским в Белогорск, в Политотдел на предмет вступления в кандидаты в члены КПСС, по наводке старшины - "В город поедешь! Гражданских увидишь!" что было равнозначно полету на Луну.

А однажды копал рядовой Денисов на Пасху могилу. 

У прапорщика Коваля сгорела дача и погиб ребенок, забился под кровать от огня и сгорел. Шестерых воинов с рядовым Денисовым в том числе, подняли по тревоге (в армии всегда всё срочно и по тревоге) выдали лопаты,  топоры и увезли на кладбище. Земля ещё не оттаяла, её надо было рубить топором и выкидывать из могилы. Воины разделились на пары - двое рубили-копали, а четверо отдыхали и шарили по могилам на предмет спиртосодержащих жидкостей. Потом они приносили фанфурики и стопки с водкой и вином, и с прихваченными конфетами на закуску и  угощались этими дарами судьбы на перекуре. 

Кстати, старшим боевой группы был опять-таки старлей Лис, который исчез сразу по прибытию на кладбище и появился только под вечер, в мертво-пьяном состоянии.  Старлей Лис уселся на лавке, около соседней могилы, закурил и что-то неразборчиво бормоча и периодически сплевывая в могилу, на двух копавшихся в ней, уже тоже немного не трезвых воинов, клевал носом. Потом старлей Лис предпринял попытку встать, но упал в свежую могилу, на тех  самых воинов, что не улучшило им настроения, хотя и внесло некое разнообразие в их занятия.      

   Но и бревен перетаскал рядовой Денисов на горбу, до кровавых мозолей на плечах и кирпич поразгружал голыми руками (верхонки быстро стираются, а кто тебе другие даст?)  и цемент россыпью, лопатой в кузов самосвала (потом сморкаешься и харкаешь серым несколько дней), и камень бутовый, ломом из-под снега и в кузов, а который один не сдюжишь поднять выше головы, то товарищи по (несчастью) оружию подмогнут. Спину, конечно, сорвал, ноги бревнами поотшибал и сухожилия на руках растянул, но в остальном - жив и здоров, каналья. 

Но рядовой Денисов знал и верил, что дембель неизбежен, как восход солнца. 

И дембель таки состоялся. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened