shuldickov2013

Categories:

В свете полной луны

«- Были демoны. Мы этoгo не oтрицаем. Нo oни самoликвидирoвались.» 

Из к/ф «Иван Васильевич меняет профессию».


Не верю я в эту мистику. Во все эти заколдованные и проклятые места и приведения, выскакивающие перед машиной. Во всех этих невест в подвенечных платьях и прочих женщин в белом.  

Гонять не надо, тогда и резко тормозить не придется и аварии  не возникнет на пустом месте.

А то получит человек права, и несется, не разбирая дороги в дождь или гололед, а потом оправдывает своё  разгильдяйство призраками и белыми женщинами.


Другое дело, когда работаешь всю ночь, крутишь баранку с вечера и до утра, тогда да, тогда под утро чего только не приснится и не привидится. Но причем здесь мистика? Это же просто физиология, и ничего больше.

Дорога на Орехово-Зуево.

Вез я, как-то,  клиентов ранним утром за город. 

Ну как утром, три часа - это поздняя ночь или раннее утро?

Что уж там они делали полночи ночь в Москве, где куролесили – это мне не интересно,  и не моё это дело. 

Моё дело довезти их по адресу живыми и здоровыми и самому не убиться по дороге, потому, что катался по Златоглавой я с часу дня, как только выехал после ремонта, и уже собирался ехать в «стойло», и подбирал пассажира поближе к парку, а тут  эти клиенты. 

«Поехали» - говорят – «в Орехово-Зуево, два счетчика даём, мало? Три счетчика!» 


Ну, таксист, он за хорошие «бабки» хоть в Шамбалу или Бермудский треугольник поедет. И не потому, что жадный, да деньги любит, хотя и это немаловажную роль играет, но тут ещё спортивный интерес присутствует.

 

Вот приедет он в парк после смены, не важно – с ночной или с дневной, и начинает корешам рассказывать, как он «слетал в Шереметьево за три счетчика, а оттуда подцепил иностранца и оттащил его в центр за «баксы и «наварился» при этом не слабо».


Вот и я, уже и смену без приключений, почти закончил, и план сделал и деньжат  «намыл». 

Не  много, но что есть – все мои.  И вот такое предложение, от которого нельзя отказаться.


«Ну, ладно, поехали»- говорю. Я прикинул, что успею обернуться туда и обратно, до прихода сменщика, и он не будет меня долго ждать,  тратя своё рабочее время.

 Клиенты, как расположились в салоне, так сразу и заснули. 

Я вырулил на шоссе Энтузиастов, пересек  «дорогу Смерти»* МКАД, то есть, и понесся по Горьковскому шоссе.


Еду я по Горьковскому шоссе, скорость – километров под девяносто,  спать хочется, таращу глаза, а в машине - сонное царство, пассажиры безмятежно сопят себе под нос. 

Дорога темная, фонари почти не светят, в начале девяностых, как вырулишь в Подмосковье, за кольцо, так в темное царство попадаешь, ни зги не видно. Еду, высоко стоит полная луна, за окном проносятся деревья и столбы, вокруг леса,  поля и светятся вдали огоньки деревенек и отдельно стоящих  домишек. Ни единой живой или мертвой души не наблюдается.

Мотор ровно гудит, колеса наматывают километры,  стрелка спидометра подбирается к сотне.


Замечаю впереди какое-то движение. Вдоль дороги, в попутном направлении, не спеша бредет человек, вроде мужчина. Идет, сутулясь по обочине. 

Я пролетаю мимо и понимаю, что это вроде и не мужчина, а женщина, а точнее – старуха. Идет себе и никуда не торопится. Мне хочется рассмотреть её получше, но нельзя отводить глаза от дороги ни на секунду. 

У меня такое правило – когда за рулем, то смотрю только на дорогу, иначе – будет беда**.   

Стрелка застыла на  отметке сто, деревья, столбы, всё вокруг сливается в одну смазанную, мелькающую  массу. Я наблюдаю краем глаза за бредущей рядом старухой. 

Мне почему-то совсем не удивительно, что машина летит по шоссе со скоростью  сто километров в час, а это существо бредет рядом со мною, ковыляя и еле переставляя ноги.

Какое-то странное и томительное чувство овладевает мною, всё вокруг мелькает и несется, и, в то же время я как будто плыву в  чем то вязком, как будто пространство вокруг меня загустело и я,  как муха, попавшая в мёд, вяло пытаюсь выбраться из липкой массы, но увязаю всё больше.    


Машина едет всё быстрее и быстрее, а я никак не могу разглядеть бредущую рядом фигуру.  Смотришь краем глаза  – вроде мужчина, а переводишь весь взгляд на дорогу и в мозгу возникает ясная и четкая картина – старуха это! 


Этот кто-то начинает отставать от машины, но я всё равно его ощущаю совсем рядом.  Мне почему-то чудится, что это теперь и не старуха и  не мужчина, а как будто большая собака ковыляет медленно по обочине на задних лапах.

 Такси несется по дороге, вокруг все слилось в сплошное вязкое и липкое облако, сколько я проехал пять, десять километров или может сто?  Непонятная фигура, нехотя и медленно, как в тяжелом сне, отстает от несущейся машины и растворяется в тумане. И звенящей тишине.

Звенящая тишина, не слышно ни рычания мотора, ни шелеста шин, ни шума ветра, вакуум. 


И только горящие глаза возникают в голове, они приближаются и увеличиваются  в размерах, и вот это уже и не глаза вовсе, а два ослепительно-белых солнца, с космической скоростью летят мне навстречу.


Я вздрагиваю и открываю глаза. Мимо меня, на расстоянии вытянутой руки, по встречке, проносится черная фура, огромная как Титаник и длинная как поезд-товарняк. 

Воздушная волна отбрасывает машину в сторону, и кидает на столб.


Я вздрагиваю и открываю глаза. Я веду машину с бешеной скоростью по пустому шоссе, ни впереди не сзади никакого движения, никаких фур, никаких старух и вдалеке уже показывается Орехово-Зуево.


Пассажиры расплатились, как и обещали, и обратно, в Москву, я ехал уже засветло, сон как будто прошел. К сменщику успел вовремя.  


*Это сейчас  Москва и Подмосковье  хорошо освещаются, а в 1991 году, столько света и рекламы не было. 

Московская Кольцевая Автомобильная Дорога была узкая – две полосы в одну сторону, без переходов,  без отбойника посередине и почти без освещения. И почти не чистилась от снега и льда зимой. Поэтому бились на  ней машины каждый божий день и каждую ночь. За что и получила эта дорога  название – Дорога смерти.


И ездили по ней ночью, в основном, фуры-большегрузы, .

Собьёт такая фура в темноте, да в тумане, человека и не заметит. А следом по нему еще штук пять таких же фур проедут и размажут бедолагу по всей дороге на несколько километров.

 И ходит, потом гаишник с фонариком и говорит понятому - первому попавшемуся шоферу, которого он припахал  для росписи: «вот пятно крови, а вот мозги». 

Бредет  дальше по проезжей части гаишник, светит фонариком – вот ещё пятно и ещё мозги. Что уж он там разглядел в грязи и темноте, под дождем – то ему одному ведомо.

Я, лично, и днем-то старался на кольцевую не выезжать, а уж ночью и подавно. Мне и в Москве работы хватало.


** Никогда не отводите свой взгляд  от дороги. 

Пусть в салоне горланят песни и дерутся пьяные клиенты, пусть по салону мечется огромная собака, заливая вас слюной со своего длинного языка  и ссорятся буйные дети, пусть на поворотах на вас заваливается спящий мертвецким сном большой и толстый мужик, с длинной, мутно-желтой соплей, свисающей  до губы, пусть  вам раскрывают истинный  смысл бытия и обличают в неправедной жизни свидетели Иеговы или Адвентисты Седьмого Дня – никогда, ни на секунду, не отводите взгляда от дороги. 

Транспортное средство, при скорости 60км/час, за одну секунду проезжает 17 метров и имеет тормозной путь – 45 метров! 

Повернули голову и посмотрели на пассажира  – семнадцать метров пролетело,  а впереди идущая машина начала торможение, по одной ей, известной причине, может водитель свой поворот проехал или вообще, ехать передумал и по тормозам ударил – мы же не знаем, что в голове у другого человека.

Что будет, в таком случае дальше, я даже и описывать не хочу.  


Кстати, множество голливудских фильмов ужасов, начинаются именно с этого – едет семья на отдых или куда ещё, по своим делам, жена пилит мужа, дети ссорятся между собой (младший брат доводит свою сестру до белого каления)    


Отец скандального семейства  поглощен разборками внутри семьи, он вообще забыл, что находится за рулем, да и дорога пустая – ничего не мешает ехать. И вдруг…

Так у людей начинается другая жизнь, полная удивительных приключений и изумительных событий.

Сказка, как говорится… ну вы поняли.  



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened